Андрей Заводюк: «В сериале «Оттепель» я «сыграл» свою бывшую жену»

Аut…Аut продолжает задушевные беседы с лучшими театральными артистами Москвы

Девятнадцатого апреля отмечает день рождения заслуженный артист России Андрей Заводюк, который играет в самых популярных спектаклях Московского драматического театра им. Пушкина. Его можно увидеть в таких рейтинговых сериалах, как «Оттепель», «Склифосовский», «Метод Фрейда» и других. Андрей Валерьевич – настоящая мечта любой женщины. Почему – об этом вы узнаете из нашего интервью.

Артист Смоктуновский и инженер Заводюк

Андрей Заводюк и Вера Воронкова в спектакле «С вечера до полудня», постановка Рузанны Мовсесян, МДТ им. Пушкина. Фото из личного архива Андрея Заводюка

– Начнем с прекрасного спектакля «С вечера до полудня» по пьесе Виктора Розова, который вы играете уже шесть лет. Ваш герой – Ким Жарков, сын известного писателя, живет в престижном районе Москвы и в одиночку воспитывает сына. У вас есть с ним что-то общее?

– На самом деле да. Я тоже развелся, даже два раза. От второго брака у меня сын Никита, сейчас ему уже 33. Когда он был старшим школьником, то переехал вместе со мной в столицу. По себе знаю, что такое отвечать за подростка. Было довольно трудно, его не хотели брать в школу, так как мы не москвичи. Но сейчас, слава богу, все хорошо. Никита давно выучился, работает в бизнесе и на днях даже умудрился переехать наконец в собственную квартиру, успел до введения пропусков. Я очень счастлив за него.

Он женат?

– Увы, нет. А мне очень хочется непременно внучку. Я прямо вижу, как покупаю ей платьица с оборками и завязываю банты.

– А ваш папа из творческой среды?

– Отец, конечно, не писатель, но он преподавал русский язык и литературу, английский. Ведь мы жили в маленьком поселке Итат в Кемеровской области, а в таких школах учитель часто ведет несколько предметов. Я рос в очень книжной атмосфере.

– Но вряд ли у вас в поселке был театр.

– Театр я устраивал дома, сколько себя помню. И со стула стихи читал, и пользовался всеми занавесками, чтобы выйти из-за них и сыграть фрагменты своих любимых фильмов перед гостями. А первый выход на сцену случился, когда мне было лет 8-9, наш класс поехал в райцентр на смотр художественной самодеятельности. Я помню сцену Дворца культуры, огромную, и казавшийся черным зал. Это было настоящее счастье.

– В пьесе, с которой мы начали, герои резко меняют жизнь за одну ночь. У вас такое бывало?

– Неоднократно. После школы отец твердо сказал, что я не стану таким артистом, как мой земляк Смоктуновский, и лучше мне быть инженером Заводюком. Получив тройки, я поступил в Кемеровский политехнический на специальность «строительство дорог». Потом начались сопромат, начертательная геометрия… В одно действительно прекрасное солнечное февральское утро я дал себе клятву, что в институт больше не пойду. Разыскал Театр оперетты, но у них был санитарный день, а драматический был открыт, и там имелась вакансия монтировщика декораций. Я попал в свою мечту.

Пока мои товарищи, закрепив декорации, курили, я торчал либо в репетиционном зале, либо за кулисами. Постепенно меня стали привлекать в качестве помощника режиссера. Однажды, как показывают в кино, на гастролях то ли запил, то ли заболел артист, игравший Кота в сказке «Все мыши любят сыр». Роль я знал прекрасно, меня одели, и так состоялся мой дебют.

В спектакле «Без вины виноватые». Театр драмы Кузбасса им. Луначарского. Фото из личного архива Андрея Заводюка

– А вас не испугало, что театр – это террариум единомышленников?

– Я вообще об этом не думал. Главное – играть. У меня ведь не было никакого спецобразования, а мне доверяли прекрасный репертуар. Потом наш главный режиссер получил под свое начало театр в Грозном и позвал меня с собой. К сожалению, через три года стала назревать Первая чеченская война, было не просто опасно, а реально страшно, и я вернулся в родной театр.

Все это время я пытался поступать, но меня не приняли в Москве, в Ленинграде, в Свердловске. Наконец я сказал себе, что доказывать надо не приемным комиссиям, а зрителям. И только в середине 90-х поступил на заочный факультет в ГИТИС. Как и обычные студенты, мы делали дипломные спектакли и показывались в московские театры. И в 2000 году меня пригласили в Театр им. Пушкина.

Полароидные снимки и постельные сцены

– А вы знали, что на самом деле это Камерный театр, основанный Александром Таировым?

— Я в ГИТИСе сдавал историю театра, и у меня был билет, посвященный Камерному. Но, конечно, потом я узнал гораздо больше. У нас особенный театр, начиная со здания, которому много веков. О Камерном до сих пор ходят легенды, очень любят рассказывать про привидения. Я ответственно заявляю: моя гримерка находится в той части здания, где была квартира Александра Таирова и Алисы Коонен, и ни одно привидение меня не навещало.

Зато мне выпало счастье играть Александра Яковлевича в спектакле Евгения Писарева к 100-летию Камерного театра. Я играл финальную часть биографии Таирова и должен был читать покаянное письмо, которое режиссер писал Сталину и не отправил. Очень был трудный момент, просто ком стоял в горле. Но мы играли спектакль вживую только один раз.

В спектакле Кирилла Серебренникова «Откровенные полароидные снимки». МДТ им. Пушкина. Фото из личного архива Андрея Заводюка

– Театр Пушкина раньше считали консервативным. Тем не менее в 2002 году Кириллом Серебренниковым там был поставлен радикальный спектакль «Откровенные полароидные снимки» по пьесе Равенхилла. Как вы, человек с советским прошлым, восприняли пьесу?

– Как глоток свежего воздуха. Я ведь с детства был бунтарь, доходило до того, что моей маме запретили выписывать журнал «Иностранная литература», потому что я читал его на уроках. Меня разбирали на собраниях за длинные волосы и слушание «Дип Перпл». Я довел маму до обморока,когда подруга прямо на дому проколола мне ухо и я из маминых сережек сделал «колечки».

Во-первых, я еще раньше видел спектакль Кирилла «Пластилин», который меня потряс. В «Снимках» мою роль, калеки Джонатана, сначала играл Алексей Гуськов, но, отыграв сезон, он ушел из театра. И Серебренников сразу отдал роль мне, я был счастлив. Я не буду говорить, что мы друзья, но на творческом уровне у нас прекрасные отношения. Я играл в его дебютном фильме «Постельные сцены», получившем в Европе множество призов, вместе с Ией Саввиной и Машей Голуб.

Писарева лучше не доводить

– У вас в театре много ролей, которые сыграны в кино выдающимися актерами. Тот же Ким Жарков в исполнении Леонида Филатова, Свифт в исполнении Олега Янковского. Это для вас вызов?

– Я столько лет боролся за мечту стать актером, что было бы очень странно получить роль, бежать пересматривать фильмы и бояться кого-то повторить или переиграть. Я исхожу из своих задач и из того, что хочет режиссер. Пьесу Розова режиссер Рузанна Мовсесян предложила, когда семь лет назад отмечали столетие этого драматурга, с которого началась «оттепель» в советском искусстве. Но тогда была другая жизнь, другая романтика времени. Нам же важно было увлечь сегодняшнего зрителя. Поэтому мы, актеры, много спорили, признавали свою неправоту, приходили к согласию. Главное, что спектакль получился и зрители его очень любят.

С Анной Кармаковой в спектакле «Дом, который построил Свифт», постановка Евгения Писарева. МДТ им. Пушкина. Фото с сайта teatrpushkin.ru

«Дом, который построил Свифт» в постановке Евгения Писарева – очень серьезный спектакль, в котором много действующих лиц. Мой герой вообще половину действия проводит в молчании и, честно говоря, потом сложно перестроиться на то, чтобы заговорить. Мы с Евгением Александровичем до сих пор работаем над спектаклем, он изменился со времени премьеры. И мне очень нравится, что работа продолжается.

– В апреле театр готовился выпустить премьеру «Ложные признания» по пьесе Мариво, но помешала пандемия. Расскажите о том, какая у вас роль.

– Можно я не буду рассказывать? Скажу только, что это новый для нас и, мне кажется, для Евгения Александровича, этап, и такого я еще не играл.

– Скажите, а может интеллигентный Евгений Александрович «озвереть» на репетиции?

– Может, но лучше его до этого не доводить. На самом деле мы все очень счастливы, что у нас такой худрук. Представляю, как он ухмыльнется, когда это прочитает, но мы вправду все осознаем, как повезло театру с приходом Писарева. И я очень надеюсь, что он соскучится по сцене и снова будет играть.

Кадр из фильма «Доктор», режиссер Владимир Панков, 2012 г.

– А какая у вас самая любимая работа в кино? «Оттепель»?

– Это великолепный сериал, очень атмосферный, но у меня там небольшая роль, и вообще я чаще играю эпизоды, знаете, интеллигентный подлец, хитрый бизнесмен и т.д. Я очень люблю работу в фильме «Доктор», которую мы сделали с моим другом, режиссером, актером, композитором, театральным деятелем Владимиром Панковым. Очень жаль, что фильм прошел мимо широкого экрана и больших фестивалей. Это история, перекликающаяся с «Записками юного врача» Булгакова, в которой применен очень интересный ход. На мой взгляд, так раньше никто не снимал.

Почему Елена Яковлева осталась без свитера

– У вас в «Оттепели» есть сцена с вашей коллегой по театру Викторией Исаковой, где вы ей говорите: ты, актриса погорелого театра, да чем ты вообще занимаешься… Вам приходилось самому слышать такие слова?

– Так говорили мои бывшие жены, и даже намного резче. Хотя я работал в единственном на весь город театре, в советское время это помогало решать многие бытовые вопросы. Но жены как-то не вникали в мою работу, только жутко ревновали. Второй супруге регулярно звонили подружки, рассказывали про меня немыслимые истории. Все время приходилось оправдываться. В общем, я сейчас один и ничего менять не собираюсь.

В роли Павла в сериале «Оттепель» Валерия Тодоровского, 2013 г

– А вы готовить умеете?

– Готовить умею всё. Сегодня у меня по плану пироги, которые я люблю делать из обычного дрожжевого теста с капустой или с картошкой. Мои друзья говорят, что такой жареной картошки, как у меня, они больше нигде не ели. Сам очень люблю поесть, но, когда требуется, «зашиваю» рот и усердно тружусь на домашнем тренажере. Сына тоже научил готовить, он мне иногда звонит и спрашивает тот или иной рецепт.

С Еленой Яковлевой в спектакле «Территория любви». Агентство «Арт-партнер XXI». Фото из личного архива Андрея Заводюка

– У вас есть хобби?

– Знаете, я долго снимал жилье, а недавно, благодаря нашему худруку, театру, комитету по культуре мне выделили служебную квартиру на Сухаревке. Так вот, у меня есть кресло, торшер, и периодически я сажусь и вяжу свитера. В основном для себя, но иногда я чувствую, что вещь получилась «не моя», и дарю ее. Вот обещал Лене Яковлевой, с которой мы очень много играли, связать к ее дню рождения 5 марта, но не успел.

– Да-а, Андрей Валерьевич. Красивый, успешный, хозяйственный, как говорится: с таким счастьем, и на свободе. У нас журнал женский, поэтому мы, поздравляя вас с днем рождения, все-таки желаем вам встретить свою большую любовь и обязательно стать дедушкой маленькой девочки в бантиках и в платье с рюшами.

– Большое спасибо!

5 thoughts on “Андрей Заводюк: «В сериале «Оттепель» я «сыграл» свою бывшую жену»

  1. Прекрасное интервью! Столько трогательных моментов! И мечта о внучке, и это вязание под торшером… )) Заводюк — очень интересный актер. Везде заметен, даже в небольших ролях. А в главных — блистателен.

    1. Есть актеры, которые взяли Москву, в смысле завоевали, в уже довольно зрелом возрасте. Заводюк в Пушке, Сосновский в МХТ. Вот Майзингер сейчас в Пушкинский пришел, тоже, мне кажется, из таких. Прекрасные актеры. Интеллигентные, не жеманные люди. По-моему, кстати, все трое так или иначе связаны с Сибирью))))

    1. Ему 56, сыну 33. Сам женился очень рано, причем, как он говорит, это уже второй брак был!!! А сын так и не женат…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *