Не уходи далеко

Нелепо, смешно, безрассудно…Год без Марка Захарова

Опубликовано От aut-aut
Марк Захаров

28 сентября 2019 года ушел из жизни создатель уникального театра и уникального кинематографа

Марк Захаров чрезвычайно редко улыбался на публике, отчего заслужил прозвище «Мрак Анатольевич». Но именно его фильмы и спектакли вызывали самый гомерический смех и самые светлые слезы. Вместе с Александром Ширвиндтом и Андреем Мироновым они были выдающимися, если можно так сказать, хулиганами своего поколения, легенды об их похождениях еще долго будут передаваться из уст в уста и сопровождаться цитатой из «Двенадцати стульев»: «Эх! Люди жили!».

В фильме «Умеете ли вы жить?» Александр Ширвиндт (справа) играл роль преподавателя Консерватории, а его закадычные друзья, уже знаменитый Андрей Миронов и совсем не знаменитый Марк Захаров сыграли крохотный эпизод. Режиссер Александр Муратов, 1970 г.

Белая кость

Какие-то загадки из собственной биографии Захаров никогда не объяснял. Например, когда и почему он сменил наследственную фамилию Ширинкин на фамилию деда по материнской линии. Конечно, для современного уха Ширинкин это несколько смешно. Но Борис Леонидович Ширинкин, дед режиссера, был дворянином, а над дворянскими фамилиями не потешаются, ими гордятся, будь это, например, Пушкин или Хитрово. Штабс-капитан Ширинкин погиб во время Первой мировой войны. Другой дед, Сергей Захаров, тоже был очень неподходящим для советской анкеты: воевал на стороне Колчака и уехал в Австралию.

Но все же Захаров – более неприметная фамилия, а вот отцу будущего режиссера, Анатолию Ширинкину, власти всю жизнь трепали нервы, хотя он воевал в Красной армии в годы революции и во время Отечественной войны. Его неоднократно арестовывали и ссылали, хотя работал он скромным учителем физкультуры. Возможно, поэтому мать, Галина Сергеевна, во-первых, так и не выучилась на актрису, а во-вторых, поменяла сыну фамилию.

Вперед за «Синей птицей»

Еще она категорически не желала замечать явные гуманитарные таланты Марка и настояла на том, чтобы сын поступил в инженеры. Со своим неподражаемым юмором Марк Захаров сетовал: ведь мог бы стать специалистом по проблемам канализации, что в нынешнюю эпоху частного строительства является золотым дном, а пришлось делать сомнительную карьеру режиссера…

Как и многих будущих театральных корифеев, Захарова в детстве потряс спектакль МХАТа «Синяя птица» о походе за мечтой. Еще он очень любил Театр кукол Сергея Образцова, занимался в студии, но долго ждал, пока мать сменит гнев на милость. И однажды Галина Сергеевна увидела какой-то вещий сон. После этого она сама подготовила с Марком вступительный репертуар и абитуриент поступил в ГИТИС.

Нина Лапшинова известна только по двум работам в кино. Одна из них – сериал «День за днем». Режиссеры Всеволод Шиловский, Лидия Ишимбаева, 1972 г.

Росший практически без отца и часто – без матери, уезжавшей к супругу в места ссылки, Марк был очень бедным. Он подрабатывал тем, что рисовал карикатуры и рассылал их в разные газеты и журналы. А в ГИТИСе принимал участие в выпуске стенгазеты. Этим же занималась студентка Нина Лапшинова. Однажды она уговаривала Марка что-то нарисовать, а тот отказывался. Девушка не стала строить глазки или сюсюкать, а просто сказала: «Ну Захаров-Презахаров!!!». Этим она буквально потрясла высокомерного художника. Однако Марк никогда не любил толпы и очереди, предпочитал держаться сам по себе, а Нина пользовалась успехом. Однажды Марк понял, что за Ниной ухлестывает молодой человек, способный предложить невесте не только руку и сердце, но и обеспеченную жизнь. Самолюбие взыграло, Нину он отвоевал, и позже она приехала к Марку, которого распределили в Пермский драматический театр.

В перерывах между исполнением различных «костюмных» ролей молодой актер Марк Захаров ставил театральные капустники. Нина оказалась не только «декабристкой» по характеру, но и очень прозорливой женщиной. Она первая сказала супругу, что его будущее – это режиссура, и решила: надо возвращаться в Москву. Шел 1959 год.

Осторожно, двери закрываются

Фильм «Двенадцать стульев» был дебютом Марка Захарова» в кино. В главных ролях он снял актеров родного ему Театра сатиры Андрея Миронова и Анатолия Папанова. 1976 г.

Режиссерские дебюты Марка Анатольевича состоялись в Студенческом театре МГУ. Это был такой очень хитрый театр, там часто ставили то, что никогда бы не прошло на официальных сценах, зато потом гремело на всю Москву. Про Захарова тоже заговорили, и в 1965 году ему приходит приглашение от самого Валентина Плучека. Скорбно, что нынешнее поколение знает имя этого режиссера в основном по очень популярной книге малоуспешной актрисы Татьяны Егоровой «Андрей Миронов и я». Конечно, Валентин Николаевич был человеком земным, со своими грехами, но его Театр сатиры был выдающимся. И пойти работать туда для 32-летнего режиссера – это очень престижно.

Плучек угадал с Захаровым на сто процентов. Спектакль «Доходное место» с Андреем Мироновым в его постановке закрыли после 40 представлений, а это первый признак того, что классика прозвучала злободневно. Затем Марк Захаров поработал с другим мэтром, Андреем Гончаровым, и поставил в Театре им. Маяковского «Разгром» по суперофициальному писателю Александру Фадееву. Над этим спектаклем тоже нависла угроза, и спасло только вмешательство знаменитой актрисы, парторга МХАТа Ангелины Степановой, которая была вдовой Фадеева.

Строительство на развалинах

Захаров не любил экранизированные спектакли, но «Юнону и Авось» нельзя было не увековечить», 1983 г. В главных ролях – Елена Шанина, Николай Караченцов

Было ясно, что в Москве появился очень талантливый режиссер, но его надо как-то встроить в официальное течение жизни, и кому-то показалось, что будет удачным назначить 40-летнего Захарова руководить развалинами под громким названием Театр имени Ленинского комсомола. Очень центральный и официальный по своему положению театр переживал жуткие времена после изгнания оттуда выдающегося режиссера Анатолия Эфроса. За Анатолием Васильевичем ушли его любимые актеры, остались считанные, например, Александр Збруев. Николая Караченцова, выпускника Школы-студии МХАТ, прислали в «Ленинский комсомол» в качестве усиления разоренной труппы. Кстати, именно Караченцов впоследствии предложил название «Ленком».

Александр Збруев и Николай Караченцов в фильме Марка Захарова «Дом, который построил Свифт», 1982 г.

Директор театра Рафик Экимян воспользовался тем, что у замечательного актера Евгения Леонова возник конфликт в Театре им. Маяковского, и переманил к себе. Леонов пару раз снимался вместе с актером Саратовского театра Олегом Янковским и порекомендовал его новому главрежу Захарову. Вот так, с миру по нитке, собралась будущая звездная труппа.

Первым спектаклем Захарова на новой работе стал «Автоград-XXI». Сюжет был посвящен строительству большого автозавода. Тема была очень подходящая, молодежная и правильная. Пьесу написал Юрий Визбор, с которым Захаров жил в одном доме. Марк Анатольевич где-то услышал самодеятельный ансамбль, теперь всем известный как «Аракс», и привел его в спектакль и в театр на долгие годы.

Актеры-премьеры Театра им. Ленинского комсомола Олег Янковский и Леонид Броневой в фильме Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен», 1979 г.

Поэтому завод строили в буквальном смысле с песнями и плясками. Не смог запеть только Янковский, он был настолько не музыкален, что Захаров разрешил ему петь «речитативом», а в нужные моменты, когда Янковский должен был вступать, его тихо щипал за бок кто-то из коллег.

Спектакль «Поминальная молитва», телеверсия 1993 г. Последняя роль Евгения Леонова

Следующим спектаклем стал «Тиль», где заблистали Николай Караченцов и приглашенная из ТЮЗа, игравшая ранее кикимор Инна Чурикова. Спектакль был поставлен по инсценировке Григория Горина классического романа Шарля де Костера, но в нем всё было необычно, там звучали зонги, которые стала петь вся Москва. Один из начальников решил, что «Тиль» – это что-то для детей, пришел туда с внуком. Спектакль тоже чуть не закрыли, но обошлось, и с него началась звездная эпоха «Ленкома», апофеозом которой стала поставленная рок-опера «Юнона и Авось».

Удар за ударом

Спектакль «Три девушки в голубом», телеверсия 1988 г. Татьяна Пельтцер и Инна Чурикова

Театр Захарова долгое время считали «мужским», но это несправедливо. Там играли Софья Гиацинтова, Елена Фадеева, Татьяна Пельтцер. Инна Михайловна Чурикова до сих пор бриллиант труппы. Но, конечно, очень многое в репертуаре держалось на ярких индивидуальностях Олега Янковского, Александра Абдулова, которого Захаров приметил еще студентом, Николая Караченцова. И так распорядилась судьба, что они покинули сцену буквально один за другим. А перед этим, в 2000 году, ушел из жизни друг и соратник Захарова Григорий Горин.

В ночь на 28 февраля 2005 года Николай Караченцов, единственный исполнитель роли графа Резанова в «Юноне и Авось», попадает в аварию и становится полным инвалидом. Отныне он появлялся на публике только в сопровождении своей супруги Людмилы Поргиной, которая перманентно сетовала на то, что Николая Петровича в родном театре совсем не ценят. Однако все годы болезни актеру выплачивали зарплату, не говоря уж о том, что двери «Ленкома» всегда были открыты для Караченцова.

16 июля 2006 года театр навсегда простился с главным художником, сценографом, профессором Олегом Шейнцисом, который работал с Захаровым от «Жестоких игр» до «Ва-банка».

3 января 2008 года умирает Абдулов, когда-то первый красавец, герой-любовник, игрок и шалопай, которого Захаров любил как сына и воспитывал как сидорову козу, даже один раз увольнял. Но на людях неизменно называл «Александр Гаврилович». Захаров был в своих манерах сдержан и старомоден…

Едва похоронили Абдулова, в СМИ появляются сообщения об онкологическом заболевании Олега Янковского, а ведь актер блистает в новом спектакле «Шут Балакирев», идут репетиции гоголевской «Женитьбы». Янковский сыграл «Женитьбу» за несколько месяцев до своей кончины, страшно худой, потерявший волосы. Не всякий режиссер решился бы на такое, а Захаров решился и дал возможность великому актеру и зрителям проститься друг с другом. 20 мая 2009 года Янковский умер.

Так распадалась театральная семья Марка Захарова…

Занавес

Александра Захарова и Александр Абдулов в фильме Марка Захарова «Убить дракона», 1988 г.

Его собственная семья была маленькой, но счастливой. Нина Лапшинова не стала актрисой при муже-режиссере. При этом она не увлекалась домашним хозяйством и отнюдь не благоговела перед знаменитым супругом. Например, мюзикл «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», по которому обмирала театральная Москва, Лапшинова назвала свойственным ей словечком «чуши». Нина Тихоновна и Григорий Горин имели право говорить великому Марку самые нелицеприятные вещи. Лапшинова скончалась за пять лет до смерти Марка Анатольевича, и даже самые осторожные в высказываниях люди отмечали, насколько сдал после этого Марк Анатольевич.

Большим несчастьем для режиссера было то, что у дочери Александры не сложилась семейная жизнь. Как всякий отец, он очень любил свою Сашу и однажды уступил ее горячему желанию стать актрисой именно «Ленкома», хотя девушку приглашали и другие театры. С той поры эта тема не дает покоя многим людям, которые, вероятно, Захарову и на сцене-то не видели. Но фильмы Марка Захарова видело большинство, и там, где играет актриса, она очень хороша, с этим не поспоришь.

Захаров не собирался умирать, рвался из больницы, куда попадал все чаще. Он работал над спектаклем под названием «Капкан», и так вышло, что название это стало пророческим. Сейчас только ленивый не проходится по будущему «Ленкома», появились грязные сплетни. Всё точно так же, как с другими театрами, из которых навсегда ушли великие руководители.

Но, может быть, дело не в театрах, а в нас самих? Может быть, до нас еще просто не дошло, что мы – счастливчики, потому что жили в эпоху Табакова, Волчек и Захарова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *